Джеймс Прескотт Джоуль

С первых десятилетий XIX века паровая машина Уатта начала свое победное шествие. Оно сопровождалось небывалым, ничем не сдерживаемым потоком технических и научных открытий. Эти открытия, взаимно дополняющие и развивающие друг друга, создали условия для нового, более рационального и, разумеется, более сложного использования того, что человеку досталось от природы и от предков.

Джеймс Прескотт Джоуль заслужил признание прежде всего своим вкладом в развитие термодинамики и учения об электромагнетизме. С его именем связан закон о выделении тепла при прохождении электрического тока — так называемого докоулева тепла. Доказав, что тепло может возникнуть из механической работы, и экспериментально определив механический эквивалент тепла, Джоуль стал соавтором закона сохранения и превращения энергии. Ему принадлежит приоритет в исследовании газов с точки зрения молекулярно-кинетической теории.

Паровая машина потребовала лучшего топлива о большей теплотворной способностью , более качественных конструкционных материалов, мастерских с более производительными станками и т. д. Это в свою очередь стимулировало развитие горнодобывающей промышленности; возникла потребность в более дешевом и эффективном транспорте; получили развитие новые области науки, которые, с одной стороны, служили опорой для развития техники, а с другой — использовали ее достижения. Открытия в химии, физике, математике и других естественных и точных науках, которые прежде появлялись на свет эпизодически, как результат «озарения» гениев, теперь получили однозначную цель — помочь в удовлетворении самых насущных потребностей множества людей. Таинственные мудрецы и «книжные черви», те, чьи труды некогда не находили понимания, кого объявляли чудаками, кого преследовали тупые чиновники и сжигала на кострах инквизиция, теперь приобрели почет и уважение — они прочно стали на ноги и уже только отчасти зависели от милости богатых меценатов.

Но вернемся к краеугольным камням нашего технического настоящего. Какие открытия способствовали созданию наших —в общем комфортабельных— условий жизни? На основе каких изобретений мы стали обладателями такой силы, по сравнению с которой сила наших мускулов ничтожно мала?

Одна из первых машин Эванса должна была приводить в действие драгу для очистки филадельфийских доков. В июле 1805 г. машина была готова. Но завод находился довольно далеко от реки Скулкилл, куда требовалось доставить заказ. Находчивый конструктор укрепил паровую машину на тележке, устроил от машины привод на колеса и под всеобщую овацию доставил ее прямо к реке… Таланты и остроумие Эванса поистине достойны удивления, однако приоритет в этих изобретениях принадлежит не ему. Всего на несколько лет его опередил англичанин Ричард Тревитик, которого мир считает изобретателем паровой машины высокого давления и парового локомотива (1804), двигавшегося по рельсам с неслыханной в те времена скоростью 30 км/ч.

В 1807 г. американский изобретатель Роберт Фул-тон сконструировал первый пароход «Клермонт», который совершал регулярные рейсы по реке Гудзон между Нью-Йорком и Олбани. Успех «Клермонта» оказался настолько убедительным, что в 1819 г. в США был спущен на воду морской пароход.

Алессандро Вольта был бы горд, знай он, куда привела человечество его батарея из цинка, меди и соленой воды!

От «самоходного чуда» до автомобильных пробок на улицах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *